Книжная полка Дины Кюнбергер. Герои в поисках

  • Культура
  • Обсудить
  • Герои сегодняшней подборки что-то ищут: кто-то – картину и самого себя, кто-то – любовь всей своей жизни, а кто-то – время и свое место в нем. Давайте поищем вместе с ними?

    Донна Тартт. «Щегол», Астрель, 2014
    Донна Тартт, лауреат Пулитцеровской премии, пишет один роман раз в десять лет. По мнению читателей и критиков, с каждым разом ее произведения становятся все лучше и лучше.

    «Щегол» — это «огромное эпическое полотно о силе искусства и о том, как оно — подчас совсем не так, как нам того хочется — способно перевернуть всю нашу жизнь», — написано в аннотации. Кто-то называет его романом воспитания или взросления, кто-то — романом «одной души».

    Эта душа — Тео Декер, которого мы встречаем на первых страницах еще подростком. И вместе с ним проживаем очень нелегкую, запутанную, одинокую жизнь.

    В тринадцать лет Тео чудом остался жив после теракта в музее. В этом взрыве он потерял свою маму, привычную жизнь, самого себя. И приобрел, а точнее унес из музея, пользуясь всеобщей суматохой, шедевр мирового искусства — картину голландского художника XVII века Карела Фабрициуса.

    Эта картина становится одновременно и камнем, тянущим Тео на дно, и путеводной звездой, спасающей его опустошенную душу от гибели. Картина является для него чем-то единственно настоящим в этом мире, и он даже свою жизнь измеряет ею: «Картина была настоящей, я это знал, знал — даже в темноте. Выпуклые жёлтые полосы краски на крыле, пёрышки прочерчены рукояткой кисти. В верхнем левом краю — царапина, раньше её там не было, крохотный дефектик, миллиметра два, но в остальном — состояние идеальное. Я переменился, а картина — нет. Я глядел, как лентами на неё ложится свет, и меня вдруг замутило от собственной жизни, которая по сравнению с картиной вдруг показалась мне бесцельным скоротечным выбросом энергии, шипением биологических помех, таким же хаотичным, как мелькающие за окнами огни фонарей».

    «„Щегол“ пронизан ощущением хрупкости человеческого бытия, он начинается смертью и между строк дышит ею», — читаем мы в одном из отзывов на LiveLib. Однако несмотря на это, Тартт все же выводит нас и своих героев к свету «через красоту, любовь и дружбу». Неслучайно роман заканчивается рождественским утром, когда все славит рождение Спасителя, когда у человека есть возможность осознать самые страшные грехи и раскаяться в них, когда находится выход даже в самых безвыходных ситуациях.

    Юстейн Гордер. «Апельсиновая девушка», Амфора, 2007
    Норвежский писатель Юстейн Гордер предлагает своему читателю на время забыть о практичности, цинизме и погрузиться в мир любви, романтики, сказки и легкой философии.

    Главный герой этой истории — подросток Георг, потерявший в четырехлетнем возрасте отца. Он давно пережил эту трагедию и уже совсем не помнит его, хотя думает о нем постоянно. Однажды случай дарит ему возможность узнать своего папу лучше: в руки мальчика попадает письмо, написанное Яном Улавом незадолго до своей смерти.

    В этом письме рассказывается история, перевернувшая всю жизнь Яна: он вспоминает, как в трамвае встретил очаровательную девушку, в руках которой почему-то было пять бумажных пакетов с апельсинами. «Я не знал, кто она, не знал, как ее зовут, но с первой минуты она получила надо мною почти неограниченную власть», — пишет отец, и мы понимаем, что это любовь с первого взгляда. Однако незнакомка исчезает, и Яну остается только гадать, кто она, кем работает, чем увлекается и зачем, в конце концов, ей нужно столько апельсинов. «Апельсиновая Девушка» — так называет ее влюбленный юноша, и каждая случайная встреча с ней не проливает свет на мучающие его вопросы, а, наоборот, только добавляет фантастичности во все происходящее. Вместе с ним и его сыном нам предстоит разгадать главную тайну Апельсиновой Девушки, научиться у нее видеть красоту окружающего мира: «Отец оставил мне в наследство глубокую боль, боль понимания, что со временем я покину этот мир. Но я также унаследовал от отца и глаза, видящие, как сказочна жизнь».

    Но это еще не все. Говоря о богатстве жизни, о безграничности Вселенной, о человеческом счастье, Ян задает своему сыну самый главный вопрос. Что он предпочел бы выбрать, если бы мог выбирать: жизнь, зная, что в конце концов все равно умрет, или не-жизнь, не-существование?

    Что же выберет Георг? Что выбрал Ян? Что выберете вы? «Апельсиновая девушка» подскажет ответ.

    Евгений Водолазкин. «Авиатор», АСТ, 2016
    «Авиатора» Евгения Водолазкина вышел совсем недавно, уже успел стать финалистом национальной премии «Большая книга» и завоевать сердца как поклонников творчества писателя, так и тех, кто до этого романа о Водолазкине вообще ничего не слышал. Чем же покоряет «Авиатор»?

    Тонким, настоящим, безупречным русским языком. Страницы не спешишь переворачивать не только потому, что жаль приближаться к финалу, но и потому, что каждое слово пропускаешь через себя, смакуешь, наслаждаешься им. Думаю, что автор так трепетно относится к своим словам, потому что, по его мнению, всё исчезает, а «в конечном счете остается ведь только слово». «Авиатор» — это один из лучших образцов современной прозы, читать который обязательно нужно тем, кто учится писать, кто хочет хорошо и грамотно говорить.

    Сюжетом. История жизни главного героя Иннокентия Платонова, особенно в тот момент, когда мы с ним знакомимся, напомнит вам не об одном фильме или фантастическом романе потому, что Платонов стал объектом научного эксперимента. В конце 30-х годов его заморозили в жидком азоте, и он единственный, кого удалось удачно разморозить в 1999 году. Он — ровесник века, рожденный в 1900 году, очевидец царской власти, революций, безумия доносов, охватившего советских граждан, и жизни (жизни ли?) в концентрационных лагерях. Все это и многое другое Платонов вспоминает постепенно, а вспоминая, записывает в дневник, вести который ему предлагает его доктор — немец Гейгер. Платонов вспоминает и записывает, одновременно сравнивая век нынешний и век минувший, отмечая прелести своего времени и особенности современности.

    Однако Водолазкин сумел показать этот отнюдь не новый сюжет совершенно с иной стороны. Он пробрался душу героя, в ее потаенные уголки, в сокровенные мысли. Вместе с Платоновым мы размышляем о преступлении и наказании, о времени и вневременности, об ответственности человека перед историей и самим собой, о смерти, о милости и любви, которые выше справедливости, о том, как быстро человек может перестать быть человеком.

    Мелочами. После прочтения романа я стала гораздо внимательнее смотреть вокруг, слушать, вдыхать ароматы, запоминать. И виной этому Платонов и, конечно же Водолазкин, по мнению которых именно из этих самых мелочей: ощущений, прикосновений, запахов, звуков, бесед — создается жизненное полотно, объединяющее всех нас. «Да, у каждого человека свои особенные воспоминания, но есть ведь вещи, которые переживаются и вспоминаются одинаково. Политика, история, литература — они воспринимаются, да, по-разному. Но шум дождя, ночной шелест листьев — и миллион других вещей — все это нас объединяет. Мы ведь не будем спорить об этом до хрипоты и разбивать, чего доброго, друг другу головы. Это всему основа».

    Финалом. Я не могла поверить, что книга закончилась именно на это месте! Думала, что скачала неполную версию или что-то случилось с электронной книгой. Но потом поняла, что финал должен был быть только таким. А что скажете вы?

    Только «Щегол» имеется в фонде Областной научной библиотеки в бумажном варианте. А вот «Авиатора» или «Апельсиновую девушку» вы можете почитать в электронном формате на сайте ЛитРес, получив к нему бесплатный доступ в отделе абонемента.

    Приятного чтения!

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх