«Я — киборг». Монолог липчанки, которая живет с протезом с внешним источником энергии

  • Общество
  • Обсудить
  • Ирина Скачкова о радостях и трудностях человека с протезом.

    Ежегодно в мире приобретается около 10 млн протезов конечностей, а объем одного только российского рынка составляет $50 млн. Современные бионические руки и ноги — изделия индивидуализированные, производимые небольшими сериями и потому дорогие. Вероятно, их цена снизится после запуска крупносерийного производства или по мере того, как применяемые в них технологии будут становиться дешевле. Но пока нуждающимся приходится выбирать одну из нескольких моделей, которые стоят, как автомобиль среднего класса. Robohunter опубликовал рассказал липчанки Ирины Скачковой о том, как и чем живут современные современные киборги.

    20482543_112926499365045_3427758650989477888_n.jpg

    У меня высокотехнологичный протез бедра — модульный, с внешним источником энергии. Такие протезы помогают максимально приблизить ходьбу к естественной, дают свободу в передвижении, особенно при ходьбе по ступенькам и склонам. Сейчас я могу ходить попеременным шагом, и это разгружает мою здоровую ногу и спину, сокращает время движения и выглядит естественно. Ходить переставным шагом — это мука, это некрасиво и тормозит других прохожих, идущих следом.

    На таком протезе я хожу всего пару месяцев и уже чувствую огромную разницу в том, как чувствует себя спина и здоровая нога, хотя считаю, что до этого у меня были также хорошие модульные протезы бедра, с хорошими гидравлическими коленами.

    Все протезы я получала через государство, и этот тоже, но с огромными трудностями. На все ушло два года.

    В 2015-м мне выделили смешную сумму для протезирования — она была меньше, чем стоимость протеза, на котором я уже ходила. Я всегда смеюсь, что мой рабочий стол стоит этих денег и с таким же успехом я могла отпилить от него ножку и приставить — ходить как пират. При этом я узнала, что в нашем городе выделено несколько протезов с внешним источником энергии — это миллионы рублей.

    К сожалению, закон так прописан, что ФСС и местное протезное предприятие остаются ни при чем, а бионические протезы часто выдают людям, которые ими не пользуются. Как бы ни считали, что я наговариваю, но это факт. И он меня откинул еще на год.

    Я начала заниматься всем самостоятельно, мне пришлось доказывать, что я молодая, активная, здоровая, работающая мать, одна воспитывающая ребенка, приносящая государству налоги, не алкоголичка и не наркоманка. На эту тему можно долго говорить, я очень жалею, что не снимала и не записывала все свои походы по всем инстанциям.

    Думаю, многие представляют, что такое поликлиники и МСЭ. Каждая справка делалась вечность и с каким-то диким упорством от каждого, затягивалась выдача результатов, инстанции местного уровня не могли согласоваться с инстанциями Москвы. Любая причина считалась отказом: плохой анализ мочи, быстрый пульс (конечно, быстрый: такие нервы в кабинете), даже желание бегать. Выставлялось все так, как будто ты попрошайка.

    Конечно, силы меня периодически покидали. Но на моем трудном пути попались отличные люди, которые связаны с протезированием и которые помогали мне как могли — и морально и советами. Когда МСЭ вынесла положительное решение, пришлось обзвонить, наверное, полгорода тех, кто переживал за меня. Сразу все сложности забылись, и на самом деле вспоминаются только сейчас, когда начинаешь об этом рассказывать.

    Раньше я не думала называть себя киборгом, просто не встречала такое наименование. Потом увидела в «Инстаграме» у известного пловца Дмитрия Игнатова видео о созыве киборгов на участие в первой «Кибатлетике» — и сразу решилась.

    Киборг — отличное название, мне нравится: игриво и прикольно. Да, я считаю себя киборгом, мне кажется, мне подходит. И это круто: то ты просто хромающий человек, а теперь киборг — есть же разница?

    Самое трудное для меня — ограниченный выбор занятий. Сейчас трудно заниматься бегом, который я очень любила, серфингом, сноубордом. Но стоять и ходить мне не тяжело: в автобусах все пытаются уступить место, а мне это иногда совсем ни к чему. Плавать тоже легко, но плаваю я без протеза.

    Я работаю в сфере страхования. Главное увлечение — это дочка. Считаю, что у ребенка не должно быть свободного времени, а все ее занятия, естественно, требуют и моего времени. Люблю путешествовать, пытаюсь по возможности выезжать за пределы города, страны. Год назад начала заниматься полетами на параплане. Недавно села на велосипед. Также мы с друзьями часто встречаемся, ездим на фестивали и концерты.

    Мотивацией к участию в «Кибатлетике» стало желание доказать, что я не зря тут протезы выпрашиваю. И я часто жалею, что не жила и не интересовалась социальной жизнью протезированных людей, стеснялась куда-то «лезть». Участие в «Кибатлетике» стало попыткой выйти из зоны комфорта. Так что я сняла видео, необходимое для участия, а дочку записала в волонтеры.

    Справка. «Кибатлетика» — это комплекс мероприятий, способствующих переходу людей с ограниченными возможностями к полноценной бытовой и трудовой деятельности. «Кибатлетика» демонстрирует, как развитие и применение современных технических средств реабилитации (ТСР) возвращает человеку утраченные функции, меняет отношение инвалидов к самим себе и отношение общества к инвалидам как к равным. «Кибатлетика» — это состязание в выполнении бытовых операций, обмен опытом и демонстрация новейших ТСР.

    В мире

    Наверх