Михаил Щербаков: Собственники могут обсуждать проблемы своего дома в Интернете

  • Общество
  • Обсудить
  • Фото:

    Заместитель главы администрации города Липецка, курирующий ЖКХ, градостроительство и архитектуру, а также отдел охраны окружающей среды, дал интервью most.tv.

    — Я отключу телефон, чтобы не мешали звонки.

    — Много звонят?

    — Где-то по 60 звонков до обеда. После обеда больше.

    — У вас три высших образования: учитель географии, банкир и экономист. При этом, судя по образованию, вы ничего не знаете про ЖКХ и никогда не работали в этой сфере. Почему вы приняли предложение стать вице-мэром, который курирует ЖКХ? ЖКХ не ругает только ленивый.

    — Образование в сфере ЖКХ — это условное понятие. Оно только сейчас начало появляться, как отдельный предмет. Почему выбрал? Люблю сложные задачи, это первое. И второе ЖКХ — эта та отрасль, на работу в которой желающие в ряд-то не выстроились. Всех приходится уговаривать, даже когда мы искали председателя департамента ЖКХ, ввиду причин, которых вы знаете. К Евгению Лисаконову вопросов не было. Был конфликт интересов, все о нем знают (Евгений Лисаконов ушел с должности председателя городского департамента ЖКХ из-за того, что возник конфликт интересов, он тесть Михаила Щербакова).

    — Лепекина уговаривали? (Евгений Лепекин в конце сентября был назначен на должность председателя городского департамента ЖКХ)

    — У Лепекина, наверное, юридическое право отказаться было, но морального права не было (смеется), потому что он в структуре. Но для Лепекина не секрет, что до него должность предлагалась нескольким сторонним людям и все боялись. В моем понимании они боялись: кто-то боялся потерять зарплату, потому что зарплата очень низкая, кто-то боялся клубка проблем. Почему я согласился на нынешнюю должность? Я уже год думал сменить место работы (ранее Михаил Щербаков работал в Управлении капитального строительства Липецкой области).

    — Почему?

    — Работу надо менять, потому что у любого, даже у самого высококвалифицированного специалиста со временем замыливается взгляд, он утопает в рутинной работе. Роль любого руководителя — это выработка новых идей. И эту роль он зачастую теряет. Я год хотел сменить работу, я не просился в ЖКХ, я готов был пойти на любое направление, я так и сказал своим руководителям в тот момент, что я готов пойти на любое направление, самое тяжелое. Я хочу попробовать. Почему ЖКХ? Ну, руководство, наверное, решило, что в этом направлении нужна новая волна. Я не могу сказать, что Губанов плохой специалист. (Евгений Губанов ранее в должности вице-мэра курировал ЖКХ) Но он принял решение уходить. Я не знаю почему и не комментирую. Как будет дальше — не знаю? Хуже сделать, наверное, уже не сделаю. Дна, может, еще не достигли, но действительно навредить — это надо ухитриться в этой сфере! А если получится поднять, то это будет достижение!

    3W0A4684.jpg

    — В начале отопительного сезона, когда часть домов осталась без тепла из-за того, что у них нет управляющих компаний, вы жестко сказали: «К дому отопление подведено, администрация выполнила свои функции, дальше собственники пусть сами включают себе тепло. Связано это с управляющей компанией — не связано с управляющей компанией, у нас просто жители привыкли, что им кто-то включает. В этих домах сами жители будут включать. Вот и все». Тепло там все-таки включили сотрудники аварийной службы. Вы и дальше будете действовать жестко, как говорите, или только пугаете?

    — Эти мои слова были направлены через вас к жителям. Нас на протяжении семидесяти лет учили, что все государственное, и государство за все отвечает. Потом нам дали собственность — права. Нам не дали обязанности, а нам должны были их дать! Я буду каждый год добиваться, чтобы этими жесткими выражениями, жесткими действиями прививать гражданам чувство собственника имущества. Проблемные дома, зачастую — это восемь-четыре квартиры. Неужели четыре человека не могут сесть за один стол и принять решение, как управлять собственным имуществом, которое у них на четверых?

    — Они, может, и могут, но управляющая компания их брать не хочет!

    — Секунду, а для этого не нужна управляющая компания! Ведь управляющая компания — этого всего лишь один из многих вариантов.

    — Я знаю, но если людям подходит именно управляющая компания. У меня, например, нет времени самой управлять домом.

    — Я думаю, любая компания будет согласна на взаимовыгодных условиях. Это же коммерческая компания.

    — Выгодные условия — это может быть стоимость содержания жилья 100 рублей за квадратный метр управляющая компания попросит?

    — Могут. А если эти 100 рублей стоят того? Это же не просто попросить: «Вы нам платите 100 рублей, а мы ничего делать не будем». Нет, вы нам платите 100 рублей, а мы вам сделаем вот это, вот это и вот это.

    — Но 100 рублей за квадратный метр для кого-то - это неподъемная сумма!

    — 100 рублей вы назвали крайность, я просто не стал оспаривать.

    — Я слышала, что некоторые управляющие компании некоторые дома готовы брать за 100 рублей.

    — Это те управляющие компании, которые просто не хотят связываться, потому что у них большой объем. Действительно, звучали цифры 60 рублей, это я помню.

    — И это много!

    — Много! Но это те дома, в которые действительно надо вкладывать деньги.

    — Но у людей нет таких денег!

    — Но мы же, когда сделали бесплатную приватизацию, мы же с людей деньги не брали.

    3W0A4715.jpg

    — Что делать людям, чьи дома обслуживала УК потерявшая лицензию? Помимо ГЖУ-2 уже есть ГУК-3. В их домах теперь обещают отключить лифты. По закону собственники должны сами выбрать новую УК, но их дома никто не хочет брать. Как правило, такие УК управляли «убитым» жилфондом. Такая проблема уже была несколько лет назад, когда УК получали лицензию. Они массово тогда отказались от «плохого» жилфонда. Власти придумали тогда ГЖУ-2, которое себя не оправдало, как теперь выяснилось. Какой выход из положения вы видите?

    — Действительно есть проблема, никто не спорит. Есть процедура, в законе она описана. К сожалению, данная процедура нам не позволит реально поднять тариф по каждому дому. Те дома, в которых тариф 6-7 рублей, такие дома тоже есть. И это обратная сторона к ста рублям. За 6 рублей дом содержать невозможно, заведомо убыточный дом. Мы можем ежеквартально поднимать цену на 10% к первоначальной, если конкурс не состоялся. Чтобы перевести с шестирублевого тарифа на вменяемый — это в районе 25 рублей. 20-25 рублей — это вменяемый тариф, за который управляющая компания готова работать при более-менее нормальном состоянии дома. Чтобы дойти до этого тарифа, нам понадобится несколько лет. Это абсурд. Мы все-таки настраиваемся на индивидуальную работу по таким домам. ГЖУ-2 мы сейчас спасаем.

    — Они же лицензию потеряли?

    — Процедура банкротства должна быть управляемой. У нас там сейчас новый директор, на которого мы возлагаем надежды.

    — ГЖУ-2 снова будет получать лицензию?

    — Я не знаю, в этом формате, в другом формате — это пока в планах. Мы сейчас пытаемся работать по самым проблемным домам точечно. Часть домов ГЖУ-2 уже разбирают другие управляющие компании. Кто-то ввиду своей социальной ответственности, кто-то ввиду того, что этот дом территориально рядом и тариф там «не фонтан, но более-менее». Зачастую проблема не только в тарифе. Еще есть обратная сторона — это собираемость платежей — не платят люди.

    — А сколько проблемных домов?

    — Совсем проблемных около 35. Это реальные проблемные дома. Низкий тариф, много неплательщиков. Как мы выстраиваем работу? Если это неплательщики — то суды. Это даже не обсуждается. Плюс ко всему у нас есть муниципальное имущество, мы смотрим, как люди платят или не платят за муниципальное имущество. С депутатами даже начали обсуждение. Проблема есть. На поверхности решения нет. Знаем проблему — ищем механизмы.

    — Вы сторонник крупных УК или выступаете за большую конкуренцию?

    — Я сторонник конкурентной среды. Большая компания, даже, если это будет самая дружественная с муниципалитетом компания, все равно несет в себе большие риски. Падение с большого Олимпа — это всегда проблема. Не дай бог, что-то случится. Нормальная конкурентная среда — это, естественно, несколько компаний. Когда она слишком «размазана» — это тоже ненормальная конкуренция. Когда друг у друга будут постоянно «отжимать» дома, судиться, и мы такое тоже знаем, не на примере Липецкой области.

    — В Липецке такое есть.

    — Да, но у нас это не в системе. Города Московской области - там это в системе. Там идет драка за эти дома, там идут рейдерские захваты управляющих компаний. Конечно, работать с 20 компаниями гораздо легче чем с 80. И тем более легче, если их будет 150. Это даже не обсуждается. Но точно не одна и не две, и не три. Их должно быть какое-то вменяемое число. Если их будет 10 — это здорово.

    3W0A4688.jpg

    — Рынок УК — «серый». Вы что-то будете менять?

    — «Серый» рынок. Тот, кто не хочет бороться с этим «серым» рынком, создает свои ТСЖ. Это должен быть какой-то гражданин, который будет этим заниматься, у которого все прозрачно. Товарищество собственников жилья ставит директора, определяет ему зарплату, все чисто, все прозрачно. Такие случаи у нас есть.

    — А управляющие компании продолжат работать по «серым» схемам?

    — Вы поймите, если завтра все люди займут позицию — надо управлять своим имуществом, управляющие компании будут вынуждены работать по нашим правилам.

    — То, что жители должны лучше следить за работой управляющих компаний — это понятно. А вы со своей стороны, что-то будете делать?

    — Естественно будем. Мы выстраиваем такую схему отношений между администрацией города и управляющими компаниями. Вы понимаете, у нас нет полномочий наказывать и штрафовать, но мы выстраиваем такую схему, что мы становимся теми контролерами за работой управляющей компании. Мы стараемся контролировать их деятельность. У нас из-за чего «серые» схемы? Из-за того, что жителю некогда и неохота проверять работу управляющей компании. По сути, что такое «серые» схемы — это неисполнение управляющими компаниями тех обязательств, которые они взяли на себя перед жителями. В данный момент мы, понимая занятость и пассивность жителей, мы берем на себя эти функции. Мы делаем рейды по управляющим компаниям, мы разговариваем с жителями. Вы знаете, у нас есть пул нормальных управляющих компаний, к которым меньше всего вопросов. Вопросы есть ко всем, просто к ним меньше вопросов, есть управляющие копании, к которым очень много вопросов.

    — Какой пул больше?

    — Констатирую, что, к сожалению, управляющих компаний с минимальными вопросами меньше, порядка 20 из 82.

    — Вас настолько не устраивает ситуация?

    — А вас устраивает?

    — Нет.

    — Вот видите, я такой же житель Липецка, как и все.

    3W0A4696.jpg

    — Депутаты городского Совета подняли проблему, так называемых, «перетопов» липецких многоэтажек. Это когда в дом поступает больше тепла, чем нужно. И горожанам приходится больше платить. Считаете, что в Липецке есть проблема «перетопов»?

    — Считаю. Если говорить о текущем положении дел, то мы заставляли «Квадру» понижать температуру. Сейчас тепло, «Квадра» понизила температуру, но проблема глубже на самом деле. К нам на рынок сейчас заходят компании с энергосервисными контрактами. В домах, где мы готовы регулировать тепло (как правило, это новые дома), компания устанавливает за свой счет специальное оборудование. Потребитель как платил суммы за тепло, так и платит. Хотя на самом деле, после установки оборудования, формируется экономия. И компания-инвестор забирает свои деньги за счет этой экономии. Житель не сегодня увидит экономию, а, допустим, через три года у него начнется экономия.

    — А в старых домах что делать?

    — В старых домах надо менять схему тепло- и горячего водоснабжения. Цель глобальная перейти на температуру 130 градусов. Пока у нас система не везде позволяет это сделать. Переходим участками, частями, где позволяет сетевое хозяйство.

    — Когда весь город перейдет?

    — До конца года мы внесем коррективы в схему теплоснабжения. У нас контракт заключен с компанией, которая делает проект. И получим реальную стоимость. Тогда мы сможем с вами поговорить о сроках.

    — Первый вице-спикер липецкого парламента Фёдор Жигаров активно выступает за межевание территорий дворов. Какова ваша позиция по этому вопросу?

    — Я поддерживаю Федора Жигарова и городской Совет депутатов и главу города. Я этот вопрос стал будировать, когда пришел. У земли должен быть хозяин. Как только у дворов появляется хозяин, он может поставить шлагбаум и пользоваться самостоятельно своим двором. Человек туда зайти может, да, но уже никакая посторонняя машина не заедет. Мы подходим к управлению своим домом со двором вместе. И что в этом плохого?

    3W0A4703.jpg

    — Когда очень много собственников, очень сложно договориться о чем-то.

    — Это вопрос самый проблемный. Но это не вопрос власти. Не надо переваливать на власть: вы придите и нам решите. В любой дом я приеду на собрание.

    — Где собрать собрание? У меня в доме 63 квартиры.

    — Собрания собираются удаленно. Прошлись по каждой квартире. Показали повестку, собственники расписались.

    — И мне не открыли дверь.

    — Вы современный человек. Как Москва идет? Назначается старший по дому. У нас у всех смартфоны. Делается WhatsApp, Viber-чат дома, где между собой все переписываются. Очень хорошо и современно. Просто написали в чате: ребята, завтра собрание.

    — Один пишет «хочу», другой — «не хочу».

    - Да, но это же объективное мнение. Все обсуждается. Мне показывали переписку московского дома, там обсуждают все. И это длится в течение всего дня. Кто-то пишет, я сегодня не могу, завтра ко мне зайдите, я распишусь.

    — То есть переходить в Интернет?

    — Это цифровое пространство, оно наступает нам на пятки.

    3W0A4709.jpg

    — У нас реальное пространство. В этом году много говорили о комплексном благоустройстве дворов. Но уже октябрь, а в 12-ом микрорайоне до сих пор ведутся работы, почему так получилось? И то, как сделали — настолько неаккуратно!

    —  Если б я вам сказал, что мы все делаем хорошо, я сам бы перед собой был нечестен. Я в пятницу и субботу на прошлой неделе собирал команду и возил по дворам. В часть адресов я привез и показал, как не надо, к сожалению! Приезжаем на один адрес, на Меркулова. Мы делали там спортивную площадку. Сейчас положен только асфальт, ограждение еще не монтировали. Большой двор, площадка расположена в центре двора. Ни одной дорожки к ней нет. А я приехал в дождь в пятницу. Посмотрел на всех и говорю: «Ну и как, ребята, полетим?» Неужели не хватает сознания, что мы делаем это, как для себя. Пока мы не представим, что мы — жители этого двора, результата не будет. К сожалению, это так. То, что мы в этом году сделали, и торжественно отчитались, я им сказал: «Ребята, вы отчитались перед кем угодно, но не передо мной! Передо мной вы отчитаетесь тогда, когда здесь будут тротуары, когда здесь будет освещение. Чтобы вечером я пришел, и вечером я тут мог играть».

    — Сколько объектов вы завернули?

    — 50% вот так. Это те объекты, на которых я лично побывал. Я думаю, что ситуация гораздо хуже.

    — И кто их будет переделывать, и за чьи деньги?

    — Это не говорит, что деньги кто-то своровал. Но, допустим, можно было сделать не 65 дворов в текущем году, а 35. Но сделать их как следует. Сделают в этом году в какой-то мере 65 дворов. В следующем году, условно говоря, эти дворы будут доведены до логического завершения в нормальном понимании нормального гражданина. Если бы мы в этом году делали 30 дворов в нормальном понимании, то в следующем году сделали еще 35. В принципе, от перемены мест слагаемых сумма не изменится. В следующем году мы получим тот объем, который должны получить. Но просто то, что мы это все растягиваем, не совсем приятно. И я лично против этого. Я сейчас пригласил группу архитекторов для того, чтобы они сформировали типовые решения, которые мы сможем применять во дворах.

    — Вы говорите, что СМИ неправильно освещают сферу ЖКХ. А как правильно с вашей точки зрения?

    — Не то, чтобы не правильно. Я хочу, чтобы освещалось объективно. И показывались не только плохие точки, но и хорошие. Ведь и так эта сфера, простите меня, в продуктах ЖКХ! Но ведь не все всегда плохо. Там же есть и хорошие моменты! А мы о них никогда ничего не говорим. Я понимаю, что интереснее грязь и чернота.

    — Если в доме нет отопления, про это не нужно говорить?

    — Об этом нужно говорить. Я в текущем году сталкивался с таким случаем, когда произошел прорыв отопления. Об этом мы не знали. Жители не позвонили ни нам, ни на горячую линию. Сразу позвонили в прессу.

    — Как вы думаете, почему они нам позвонили. Может быть, потому, что мы оперативнее отреагировали? Система плохо работает?

    — К сожалению, это факт. Система дает сбои. И это нормальный процесс, я считаю. Было бы хуже, если она сейчас идеально работала, а мы бы не реагировали.

    3W0A4702.jpg

    — Вы не только ЖКХ занимаетесь, но и градостроительством. Какие новые проекты в городе увидят липчане?

    — Каменный лог начали благоустраивать. Хотим его сделать линией раздела города. Сейчас считаем объем средств, необходимый для завершения Каменного лога, чтобы соединить велодорожкой тот участок, который мы делаем сейчас с тем участком, который у нас выходит на Городище. Мы движемся ближе к центру. В следующем году, я надеюсь, что мы соединим весь лог велодорожкой с освещением. Потом уже зайдем полноценно с благоустройством. Это знаковый объект. Вообще сейчас обсуждается проблема реновации. Это район Радиаторного завода, очень проблемный район. Петровский мост сейчас мы будем делать, продолжение набережной, Нижний парк.

    — Лестницу будете делать из Верхнего в Нижний парк?

    — Да. Вопрос в стадии изучения. Мы хотим сделать, ищем варианты: как и где.

    — По поводу аукционов. Победители сильно сбивают цену. Каменный лог — стартовая цена на сайте госзакупок была чуть больше 135 миллионов рублей. Победила фирма, которая согласилась сделать работы за 114 миллионов рублей. С одной стороны, это хорошо — экономия бюджета. Но за счет чего?

    — Это не экономия бюджета. Это всегда страдает качество. Экономия очень условная. Я понимаю любое «падение» до 10% на аукционе. Это можно объяснить. Потому, что это прибыль, заложенная в смете. Каменный лог «упал» на 14%. Значит будут экономить либо на зарплате людям... я пока не смог найти объяснение. И тот руководитель организации, которая выиграла, он тоже не смог мне четко объяснить, за счет чего он будет делать. Ну, наверное, он свою экономию просчитал.

    3W0A4693.jpg

    — Вы сказали, что год подыскивали себе новое место работы. Сколько вы на нынешней должности планируете работать?

    — Нельзя такие вопросы задавать! У мэра спросите, сколько он мне отмерил на этой должности!

    — А лично вы?

    — Есть какие-то общие принципы: надо раз в 7 лет работу менять. С другой стороны, если я добьюсь результата положительного раньше, что вряд ли — сфера тяжелая, если раньше добьюсь результата, может быть, уйду раньше. Вообще у меня срок контракта на срок мэра, наверное. Дальше не убежишь. Но я лично понимаю, если результата добился — надо уходить. Не будет саморазвития, внутреннего саморазвития. Как только добился результата, достиг цели, надо выбирать новую цель.

    — К какому результату вы стремитесь?

    — Вот когда вы придете ко мне с перечнем вопросов, где будут вопросы только на личную тему, как у вас семья, как дети? Когда не будет вопросов про ЖКХ, тогда я скажу, что я добился результата!

    Автор: Татьяна Ермишина
    Фото: Павел Покидов

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх