Липчане рассказали о своих собаках

  • Общество
  • Обсудить
  • ПЕС-БОСС
    Я всю жизнь мечтала иметь дома собаку. Выбор пал на породу мальтезе — мальтийскую болонку. У заводчицы купили щенка в двухмесячном возрасте. Наш мальчик, которого мы назвали Ларик, оказался очень воспитанным. Он радуется, когда мы приходим домой. Ларик ласковый, дружелюбный, забавный. Когда зевает, издает смешные звуки, что порой слышится слово «мама».

    Ларик.JPG

    Мальтезе собака для тех, кто не будет лениться за ней ухаживать: расчесывать регулярно, мыть, сушить, стричь. Но собака очень удобна для квартирного содержания. Наш Ларик спокойно остается один: не воет, не скулит. Несколько раз уезжали за город с ночевкой, оставляя его дома одного с запасом еды и воды. По приезде никаких следов преступления не обнаруживали: все было на месте, ничего не разбито, ничего не погрызено. Наш Ларик хоть и маленький, но в душе он пес-босс: не боится больших собак, смелый и преданный.

    София

    СПАСАТЕЛЬ ФОКСИ
    Мы с сестрой мечтали завести собаку. Ждали ответа родителей: мама не очень хотела, потому что собака будет линять и грызть все вокруг. Но когда мы твердо пообещали, что будем выгуливать ее, родители купили собаку породы вельш корги пемброк. По паспорту ее звали Липстар Нора Элаевна. Мы ее называем Фокси, потому что она похожа на лису.

    Фокси1.JPG

    Собрались мы как-то в поход всей семьей на Дон. Когда мы купались, Фокси тоже за нами лезла, так как думала, будто мы тонем, и старалась нас спасти. Было на речке опасное место: недалеко от берега в речке была яма, из-за которой образовался небольшой водоворот. Фокси случайно подплыла к этой самой яме, и ее начало потихоньку тащить вниз. Мы с сестрой ужасно испугались. Я поплыла спасать Фокси, потому что она тоже испугалась и не могла выплыть. Я стала тащить ее на себя, но меня тоже начало тащить вниз. Тогда мама схватила меня и удержала, а я удержала собаку. Так мы спасли собаку, которая хотела спасти нас.

    Мария Полуротова

    ДРУГ КОТИКОВ
    Мой пес Версаль породы кане-корсо жизнерадостный, общительный, любит гулять и не любит плавать. Самый большой его недостаток, за который мы его еще больше любим — Версаль очень сильно храпит.

    Версаль.jpg

    Зато он отличный охранник. Несмотря на свой грозный вид, он очень дружелюбный — души не чает в котике, которого мы подобрали на улице в сентябре. Лариса Сотникова

    НАУЧИЛА ЛЮБИТЬ
    Приятно любить вкусно пахнущего молоком щеночка. Дуть в его толстое пузо. Покупать резиновые мячики и пересчитывать молочные зубки, застрявшие в них. Но... это не любовь. Это милота что ли? То, что нравится всем без исключения. Немощь собаки давно приняла вид хронической старости. И ничего уж нельзя было поделать с этим.

    — Что ты ее не усыпишь? Она еле ходит. На нее смотреть неприятно. Хребет выпирает, как у динозавра. Вонь от нее... От нее пахнет старостью! Понимаешь ты?! Это противно, — возмущались знакомые.

    Несколько лет назад хозяйку пригласили работать в контору, которая находилась очень далеко от дома. И не в другом городе даже, а в чужой далекой стране. Обещали очень неплохой заработок. Хозяйка смеялась и говорила собаке:

    — Ну, вот, с первой зарплаты накуплю тебе мяса.

    Однако работодатель быстро охладил ее пыл:

    — Но никаких животных!

    Хозяйка шмыгала носом, перебирая мелочь в кошельке, шевелила губами, что-то высчитывая, и искоса поглядывала на собаку. Потом вздохнула и позвала ее:

    — Пошли, гулять пора.

    Собака послушно поднялась. Ей было неприятно ощущать себя помехой, и она сразу же приняла единственно верное решение — необходимо было освободить от хлопот о себе. Отыскав место, где «уже можно», собака присела на корточки, взглянула на хозяйку кротко и... в траву посыпались хлопья кровавых сгустков. Один за другим. Алые, рубиновые, гранатовые...

    Хозяйка еле довела истекающую кровью собаку до дома. Опустилась на колени рядом и рыдала в голос, не заботясь о том, что подумают соседи. Собаке не было страшно уходить, ей было страшно оставлять хозяйку без своей защиты, грустно не иметь возможности лизнуть ее исподтишка и нахмуриться злобно и предостерегающе навстречу очередному потенциальному врагу.

    — Стоять!

    Команды собака выполняла, не раздумывая. Если они исходили из уст хозяйки, конечно.

    — Сидеть! Не в мою смену! — не к месту выкрикнула хозяйка, убежала прочь, в кухню, откуда довольно быстро примчалась, с чашкой вонючего отвара в руках. — Пей! Пей, собака!

    Та повела глазами, в смущении, но рта не открыла.

    — Прекрати это. Я без тебя никуда не поеду.

    Собака потянулась к чашке и стала аккуратно и медленно пить лекарство. Ужас событий того дня не прошел бесследно. Собака долго болела. Но, несмотря на то, что ветврачи давали один прогноз хуже другого, собаку приводили на очередную прививку «через год».

    Собака, ты давно потеряла слух, но я знаю, ты меня слышишь, твоя душа никогда не была глуха. Я люблю тебя, собака. Спасибо, что дала время полюбить тебя. Старую, больную, худую. Мою собаку. Собаку, появившуюся на свет, чтобы быть рядом. Холодно и страшно там, в том мире, где нет любви. Если ее нет по отношению к собаке, то откуда взять в себе силы, чтобы полюбить человека. Со всеми его «не».

    Иоланта Сержантова

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх