Сергей Косинов: Одна из небольших сложностей в ремонте Петровского моста — это нерест рыбы

  • Общество
  • Обсудить
  • Фото:

    У Сергея Косинова два телефона: один служебный, другой — личный. Интервью несколько раз прерывалось звонками. Начальник УКСа все пытается держать на личном контроле.

    — Вы назначили встречу на раннее утро, и часто ссылаетесь на нехватку времени. Как вы считаете за счет чего можно сделать свою работу продуктивнее и сэкономить время?

    — Времени всегда не будет хватать. Тут есть несколько моментов. Я такой человек, если хочешь сделать хорошо, сделай сам или перепроверь два раза, если кому-то что-то поручил. Поэтому приходится выполнять не только свою работу, но и перепроверять за других. Например, сейчас горячая тема — Петровский мост. Я там был последний раз вчера в восемь вечера. Хотя, теоретически мог сидеть дома, чай пить.

    — Получается, вы не доверяете людям?

    — Нет, это не так! Но нужно всегда все держать на контроле. Держать руку на пульсе. Тогда я уверен, что люди работают, и я вижу ситуацию везде. Можно быстро среагировать на какую-то неожиданную ситуацию. Я такой человек, что большую часть времени трачу на работу. И мне это нравится, мне это приносит удовольствие!

    косинов обрез.jpg

    — Ваше ведомство — заказчик работ по ремонту Петровского моста. Этот ремонт как-то изменил ваш рабочий график?

    — Немножко изменил, да. Теперь помимо того, что, условно, с восьми до восьми у меня рабочий, теперь он еще и ночью продолжается.

    — Зачем на Петровский мост ночью ездите?

    — Раз в неделю там появляюсь. Во-первых, это подстегивает подрядчика. Он работает круглосуточно. Там две бригады: одна бригада работает днем, вторая бригада в ночь выходит. Зачастую, выезжаю по выходным на объекты. Опять же, чтобы подрядчика лишний раз подбодрить, потому что понимают, что начальник управления может приехать в любой момент и ночью, и в выходной день. Теперь и руководители подрядных организаций появляются на объектах по выходным.

    — К ремонту моста долго готовились. В конце марта началась активная фаза работ, что-то будете корректировать в течение ремонта?

    — По Петровскому мосту все идет по плану. Но в любом случае каждый день, каждую неделю все равно возникают моменты, когда приходится что-то где-то корректировать. Мы, когда мост перекрыли, сразу рассмотрели организацию дорожного движения, сразу сделали себе небольшие замечания, что нужно поправить. Сейчас начали разбирать бетонные конструкции, сразу увидели там ряд вопросов. Мы планировали, что там будут плиты 6×3 метра, а там оказались плиты 3×3 метра. Это увидели только после того, как начали демонтаж. С одной стороны, это упростило задачу, а с другой стороны, на это больше времени требуется. Соответственно, уже две единицы техники работают для того, чтобы сроки не увеличивать. В ходе строительства всегда возникают моменты, которые приходится согласовывать, пересогласовывать, либо вносить изменения. Стройка — она сама по себе вещь очень интересная.

    — Какие еще вам мост преподнес сюрпризы?

    — Как таковых сюрпризов нет, все ожидаемо. Сейчас одна из небольших сложностей — это нерест рыбы.

    — Как нерест рыбы вам помешал?

    — В этот период на реке Воронеж нельзя никакие работы проводить. Нельзя даже заходить в воду. Поэтому все работы будут проводиться на поверхности моста. Усилением колонн, опор заниматься мы в этот период не будем. Приходится со всеми организациями работать, в том числе и с Азовским водохранилищем (нерест рыбы должен закончиться к началу июня).

    — Липчане, когда едут по новой части моста, бывает, попадают в мелкие аварии, заглядываясь на ремонтные работы. Что они еще там увидят необычного до конца года?

    — Да, действительно, часто там бывают аварии, совсем мелкие, из-за невнимательности водителей. Любопытство! В следующем месяце мы начнем вязать каркас из металлической арматуры. Будет вязаться сетка для того, чтобы в дальнейшем залить ее бетоном. И получится монолитная плита. Это будет внизу на плоскости огромная сетка из арматур разного диаметра. Интересное зрелище. Потом зальют монолитную плиту для усиления моста.

    косинов1 обрез.jpg

    — В этом году планируется строительство дорог в Липецке?

    — Строительства, к сожалению, не будет большого, как в прошлые годы. Будем строить небольшой участок в «Елецком», подъезды к жилым домам. И будет достраиваться улица Виктора Музыки на Опытной станции. Это актуальная дорога, дома построены, люди уже живут, а подъехать к домам очень проблематично.

    — На выборы ходили? Территории для благоустройства Липецка выбрали?

    — Да, и президента выбирал, и территории для благоустройства выбрал.

    — Какие территории выбрали?

    — Все мои варианты в центре города. Я выбрал Комсомольский пруд, Нижний парк и Театральный спуск.

    — Вы угадали те варианты, которые победили!

    — Наверное, не только мое мнение, но и мнение большинства горожан — надо развивать центр города, чтобы было где гулять. У нас не так много мест, где можно погулять и хорошо отдохнуть.

    — Почему вы тогда Набережную не выбрали. Это ведь не окраина?

    — Набережную можно, но я считаю, что не надо разбрасываться. Надо работать поэтапно. Если мы Нижний парк сейчас расширим, условно, есть у нас проект улицы Маяковского (от Петровского моста в район Сокола). Выполнить Нижний парк, выполнить Маяковского, даже, хотя бы часть дороги, и потом переходить на Набережную, вниз по течению. Уже будет большой комплекс. Люди смогут гулять в Нижнем парке, могут плавно перейти на Набережную. Также из Нижнего парка смогут перейти к Городищу, от Городища пойти по Каменному логу. Задумка интересная.

    косинов3 обрез.jpg

    — Какой город считаете лучшим с архитектурной точки зрения?

    — К сожалению, по городам я очень мало путешествовал. Мне очень нравится архитектура Санкт-Петербурга, мне очень нравится архитектура Казани. Очень интересные вещи. Вы, наверное, видели, это классика.

    — Я была и там, и там.

    — Завидую!

    — Даже в Питере не были?

    — Нет.

    — А в Москве?

    — Два раза.

    — Почему вы так мало путешествуете?

    — Работа! За все время, что я работаю в УКСе, у меня настоящий отпуск три недели за три года был. Мне говорят, ты когда отдыхать будешь? Можно ответить, я не устал, чтобы отдыхать!

    — Что скажите про застройку Липецка последних десяти лет?

    — Я скажу за пятнадцать лет. Город колоссально изменился. Было две ступени развития. Первая ступень — это благоустройство города, вторая — жилой сектор. Город расширился очень сильно. И многоквартирной застройкой, и коттеджной. Я считаю, чтобы город развивался и жил, нужно несколько направлений. Первое — это развитие города вширь, второе — это содержание самого города, развитие его изнутри. То есть капитально ремонтировать здания надо, чтобы город не старел внутри. Мы можем, условно, расширять его в поля, а центр забросить. Город начнет стареть. Ни в коем случае этого делать нельзя. Нужно поддерживать и развитие, и содержание города. И третье — это комфорт граждан. Если город будет работать в этих трех направлениях, то, я думаю, что наш город будет постепенно расти в рейтинге.

    — Новостройки вам нравятся? Настроить ведь можно много, но смотреть на это будет страшно.

    — На самом деле то, что строилось в 90-х годах, панельные дома 91 серии — ужасное решение, но тогда оно было необходимо. Другого строительства не было, нужно было построить быстро, людям нужно было где-то жить. Поэтому тогда строили именно так. Сейчас у нас у каждого микрорайона своя изюминка. Микрорайон «Европейский» — в темно-коричневом цвете, микрорайон «Звездный» — яркий, красочный! Если не нравится красочный, можно выбрать более классический, темный. «Елецкий» микрорайон — там спорно. Если честно, этот микрорайон нужно еще развивать и развивать. Над ним нужно работать и работать.

    косинов6 обрез.jpg

    — Самое интересное место в Липецке какое на ваш взгляд?

    — Я живу за городом, самое лучшее место для отдыха — это за городом. Для работы весь город интересен. Будь то Сокол, Новолипецк, Тракторный. Я город знаю неплохо. Я жил и на Тракторном, и в 24 микрорайоне, когда он только-только застраивался, жил и в 15 микрорайоне, это более старые районы. Сейчас за городом живу, вполне устраивает.

    — Когда завершится ремонт стадиона «Металлург»?

    — У нас сейчас два этапа строительства. Первый этап — это основной контракт, который через федеральную программу идет. Мы планируем к концу мая завершить там работы. И второй этап — это уже затраты наши городские и областные, то, что не вошло в федеральную программу — благоустройство вокруг стадиона «Металлург».

    — Почему устраивали дополнительные торги?

    — Торги были по двум причинам. Реконструкция — это всегда неизвестность. Как у хирургов: вскрытие покажет.

    — Что показало вскрытие?

    — Вскрытие показало: да, действительно часть конструкций изношена очень сильно. Постройка «Металлурга», если память мне не изменяет, шестидесятых годов. За это время очень сильно конструкции постарели. Пришлось принимать меры по их усилению. Это было необходимо выполнить.

    — В общей сложности во сколько обошелся ремонт стадиона «Металлург»?

    — Если брать обе программы и федеральную, и городскую, то порядка 180 миллионов рублей со всеми затратами: проектирование, технологическое присоединение и те работы, которые мы сейчас ведем. Но зато мы увидим уже готовый продукт, который будет радовать горожан.

    косинов2 обрез.jpg

    — Вы сами сказали, что строительство — это неизвестность, и бывает, что требуются дополнительные деньги, но во время торгов, бывает, что победитель сильно снижает первоначальную цену контракта. Я не понимаю, как это можно сделать не снижая качества?

    — Меня это всегда смущало и напрягало. Я и сам прорабом работал, и участвовал в торгах, как подрядчик. Всегда есть две цифры, первая — это начальная цена контракта. Она, условно, благоприятная, за которую можно выполнить работу, можно получить зарплату. И вторая цена — минимальная. За нее можно сделать работы с учетом того материала, который уже куплен заранее, и его можно реализовать на этом объекте. За счет того, что часть техники не придется нанимать, есть своя техника. Есть свои люди, которые сидят на зарплате. За которыми нужен, опять же, глаз да глаз! На всем это можно сэкономить, но любая организация, любое юрлицо образовано для того, чтобы зарабатывать. Здесь уже вопрос стоит: сколько должен заработать подрядчик или не заработать совсем. Или «уйти» в минус, но показать себя.

    — А может быть за счет качества, за счет того, что людям не платят зарплату?

    — Меня такая ситуация напрягает. Подрядчик может хитрить, а наша задача не допустить хитрости, следить за качеством материала, за качеством работы. Для этого у нас человек приказом соответствующим назначается на объект и каждый день следит за ситуацией. Платит ли подрядчик налоги или не платит, тоже есть структуры, которые за этим следят. Заработает подрядчик или не заработает, «понижаясь», он берет эти риски на себя. И всю ответственность он понимает. Я к таким подрядчикам отношусь настороженно. Если человек «понизился», и «понизился» больше 5%, глаз да глаз за этим подрядчиком.

    — Таких подрядчиков, которые сильно «падают» много в Липецке?

    — Хороший строитель намного «падать» не будет. Я думаю, две трети сейчас «падают». Крупных строителей осталось не очень много, а тот же Федеральный закон он не ограничивает: крупный строитель, мелкий строитель. Есть несколько показателей: опыт работы, а опыт работы достаточно один контракт. И все! И больше никаких требований! Условно, может выиграть организация, у которой числится пять человек. А остальное отдадут на субподряд. Но бывают и такие строители, у которых действительно пять человек, но они находят хороших субподрядчиков. И ведут объекты, в принципе, неплохо, так называемые менеджеры. Вместо строителей появляются менеджеры. Это только-только начинается. Об этом сильно никто не задумывается. Я надеюсь, что ситуация в ближайшее время поменяется в лучшую строну. И все-таки наши крупные застройщики, которые взяли небольшую паузу, я думаю, что они еще покажут себя.

    — Говорят, что сейчас ситуация в строительстве очень плохая.

    — Нет! Абсолютно нет! Стройка она, как всегда была, так и продолжается. Через управление строительства города за последние три года от 1,5 миллиардов рублей проходит бюджет: федеральный, областной, городской. И в этом году не меньше. Объемы работ есть, расценки федеральные.

    косинов4 обрез.jpg

    — Вы в тридцать с небольшим стали руководителем организации, через которую проходят сотни миллионов бюджетных денег. Как вы считаете, сколько в этом назначении ваших знаний и умений, а сколько помощи отца-строителя?

    — Заслуга его, в принципе, во всем, начиная с того, что я появился на свет. Благодаря ему в школе я уже знал размер кирпича. В институте у людей спрашивают размер кирпича, не все знают.

    — Какой размер кирпича?

    — Стандартного, полуторного? Одинарный 250×120×65 мм, полуторный 250×120×88 мм. Отец-строитель научил меня и кладке, и сваркой работать могу, и отделочные работы могу делать.

    — Все можете сделать своими руками?

    — Да. По специальности я — инженер-строитель и технолог-строитель. У меня отец-строитель, его брат — строитель, мой брат — строитель. Дядя мой — строитель, дядя отца тоже строитель. У меня не было сомнений, кем стать. У людей есть проблема, куда пойти учиться? Я четко понимал, куда я пойду учиться. Я даже не рассматривал другие варианты кроме стройки. Я про стройку на тот момент уже много что знал. С отцом, к примеру, начинали гараж строить, опять же сами.

    косинов7 обрез.jpg

    — Если бы у вас были неограниченные возможности, чтобы изменили в застройке Липецка?

    — Первым делом от города в радиусе 20-30 километров отодвинул все заводы и фабрики. Организовал бы туда скоростное метро, трамвай, все что угодно, чтобы у людей не было дискомфорта добираться на работу. В некоторых регионах такая практика есть, когда завод относят на определенное расстояние. Есть электричка, условно, люди пришли в 8 утра, сели на электричку, поехали на работу. В пять часов сели на электричку, прибыли с завода. И это правильно. Заводы должны быть за городом. Причем розу ветров тоже нужно учитывать, размещать их надо в той стороне, откуда ветер не будет дуть. Это первый этап, второй этап — начал бы восстанавливать центр города. Его развивать. Наш город считается довольно старым. В этом есть изюминка, восстанавливать старину, памятники архитектуры.

    — У нас почти нет памятников старины.

    — К сожалению, нет. Но город у нас старый, ему больше трехсот лет. После того, как поднимется город, его нужно делать комфортным для проживания. Если смотреть старые фотографии, довольно интересный город был. Надо увеличить озеленение, увеличить прогулочные зоны. И тогда можно с уверенностью говорить, что у нас возобновится город-курорт.

    Автор: Татьяна Ермишина
    Фото: Павел Покидов

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх