«На войне любви было больше»

  • Общество
  • Обсудить
  • Чтобы попасть на фронт, липчанка подделала документы и прибавила себе два года.

    На этой неделе мы отпраздновали 73-ю годовщину окончания Великой Отечественной войны, которая перевернула судьбы миллионов человек, разрушила миллионы семей. Судьба одного человека в этой пучине страха и боли — всего лишь песчинка. Но и один человек может многое. Ветеран войны Генриетта Петровна Буева всю свою жизнь старается не причинять людям зла и не держать обид, помогать. Озлобить ее не смогла даже война, наоборот, научила помогать и спасать жизни.

    С праздника на войну
    Генриетта Буева родилась в маленьком городке Сальске Ростовской области. Необычное для советского времени имя девочка получила в честь жены своего дяди. Девочка всегда была бойкой, активной и очень жизнелюбивой. В 1941 году, когда началась война, Генриетта еще училась в школе: 31 мая девушка отметила 17-летие. Узнав о мобилизации, старшеклассница побежала в военкомат — проситься на фронт. Военком с порога заявил: о том, чтобы идти на фронт, не не может быть и речи. Однако отказа Генриетта не приняла и идею о том, чтобы помочь Родине, не оставила: вместе с подругами прошла курсы для медсестер.

    — Мы были совсем другими. Сильные, целеустремленные девчонки. Поэтому, когда началась война, мы точно знали, что отсиживаться по домам не будем, — вспоминает Генриетта Петровна. — Мы не понимали, насколько это страшно, стремились к подвигу. Не верили, что война затянется так долго.

    После курсов девчонки, готовые служить, снова вернулись в военкомат. Но и на этот раз их отказались отправлять на передовую: были слишком молодыми, им не исполнилось и восемнадцати. Единственный выход, который нашли подружки, подделать документы. Все изменили год рождения в метриках и в одну секунду повзрослели на два года. Девушкам присвоили звание сержантов медицинской службы и направили на работу в военный госпиталь.

    — Мама рыдала, когда я сказала ей, что поеду на фронт. Пережили и бомбежки, и бои, много раненых было, но так, чтобы попасть в самое пекло — Бог миловал. Сейчас война вспоминается как сон или фильм. Как будто и не со мной это было, — словно возвращаясь в те годы, задумчиво говорит Генриетта Петровна. — Но мы выстояли, не стали злее, наоборот, столько любви в те годы было, все старались помочь друг другу, выручить.

    Девушки-медсестры лечили не только искалеченные тела бойцов, но и, как могли, поддерживали их, не позволяли отчаиваться. Когда выпадала возможность, устраивали импровизированные концерты: пели и танцевали, пытались развеселить и подбодрить молодых ребят, пострадавших от немецких пуль и снарядов. 

    За годы войны Гета, так называли ее друзья и родные, видела много боли и слез. Помнит, как контуженные солдаты в бреду звали родных, а придя в себя, осознав, что навсегда останутся калеками, в слезах умоляли сделать им смертельную инъекцию. Но время шло, бойцы возвращаясь домой и горячо благодарили медсестер за то, что те вернули их к жизни.

    Одной крови
    Еще на фронте Генриетта начала сдавать кровь. Оказалось, что у нее редкая четвертая группа, которая была необходима в то сложное время. За всю свою жизнь женщина сдала больше 70 литров крови, за что получила звание почетного донора.

    На войне Генриетта встретила свою судьбу — липецкого летчика Николая Буева. В Сальске стоял авиаполк, в котором служил Николай, там молодые люди и познакомились.

    — Как увидел меня, сразу сказал: Генриетта, ты — моя судьба. После войны мы расстались на некоторое время, а потом от него пришло письмо. Любимый звал в Липецк. Мама, конечно, в слезы: не хотела меня отпускать. Но Коля приехал в Сальск и забрал меня к себе. Здесь мы поженились, у нас родились трое детей.

    После войны
    День, когда Генриетта узнала о победе советских войск, она помнит, как будто это было вчера. Море слез, гул техники, невероятное желание обнять весь мир и кричать о счастье, о том, что кошмар длинною в четыре года наконец-то закончился.

    В послевоенные годы молодая женщина нашла свое призвание в металлургической промышленности. Отучившись на лаборантку, она устроилась на завод «Свободный Сокол», где проработала до самой пенсии.

    Увы, но семейное счастье не было долгим. Мужа Генриетты не стало, когда их младшему сыну было всего пять лет, и женщине пришлось одной поднимать троих детей. Помогал характер, закаленный войной. Кстати, военные привычки Генриетта Петровна сохранила и по сей день. Мало ест, летом и зимой спит с открытыми окнами, каждый день начинает с зарядки, обливается холодной водой, убирает и готовит сама. И ни один день не обходится без молитвы.

    — Я каждый день благодарю Всевышнего за все, что он дал мне. Может быть, поэтому он и отмерил такую долгую жизнь, — говорит Генриетта Петровна, которая готовится 31 мая отметить 94 год своего рождения.

    Доброе слово
    Из тех, с кем когда-то 17-летняя Гета отправилась на фронт, в живых не осталось никого. Женщина несколько раз звонила в родной Сальск, пытаясь отыскать боевых подруг. Но тщетно.

    На вопрос о том, что она для нее главное во время майских праздников, Генриетта Петровна только улыбается.

    — Мне ничего не нужно, у меня все есть — и квартира, и пенсия хорошая. Жду только одного — доброго слова, да открыточки с поздравлениями.

    Главное для Генриетты Буевой, чтобы ее потомки не знали ужасов войны и научились хранить хрупкий мир.

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх