«Первой задачей для меня было вывести оркестр из пике, из депрессии»

  • Культура
  • Обсудить
  • Most.tv представляет авторский проект «Я — артист». Сегодня мы представим вам руководителя Липецкого государственного оркестра народных инструментов, дирижера Алексея Моргунова.

    Его день расписан по минутам. Он живет на два города: в Липецке — руководит оркестром народных инструментов, в Тамбове преподает. Алексей Моргунов — имя хорошо известное в мире искусства. В 2013 году он стал победителем I конкурса дирижеров оркестров народных инструментов. На сцене управлял Национальным академическим оркестром имени Н. О. Осипова. Моргунов показал такой уровень, что когда конкурсанты узнали, их конкурент — дирижер детского оркестра музыкальной школы из Тамбова, не поверили.

    После этого конкурса молодого дирижера завалили предложениями. Честно признается, Липецк выбрал из-за близости к Тамбову — оставить детей, которым отдал 10 лет жизни, не смог. В декабре 2016-го Алексей Моргунов возглавил Липецкий государственный оркестр народных инструментов. И за год сумел вывести его из депрессивного состояния, вновь сделав одним из лучших коллективов региона. Сейчас оркестр собирает аншлаги. На вопрос: «как» — отвечает: «Просто нужно любить и хорошо делать свое дело».

    Мальчик из Магнитогорска

    В детстве у Алексея Моргунова был выбор: балалайка, на которой играла бабушка или гитара, которой увлекался отец. Балалайка лучше умещалась в детских руках, да и бабушкин пример заражал. Поэтому, когда отец предложил пойти учиться еще и в музыкальную школу, согласился легко.

    — Как-то в хорошем настроении я прыгаю по дивану, папа спрашивает: «В музыкальную школ пойдем учиться?». Я говорю: «Конечно, пойдем». Но отец сразу предупредил, придется каждый день по часу заниматься, — вспоминает Алексей Моргунов. Теперь занимаюсь — по 25. Папа думал, я поучусь на балалайке, пока руки меленькие, а потом буду с ним — на гитаре. А я раз на балалайке конкурс выиграл, потом второй-третий и мне стало интересно, смогу ли пятый и шестой, так как конкурсы становились все сложнее и сложнее. К тому же благодаря балалайке я в оперный театр попал. Приехал на конкурс в Челябинск и нас повели на «Иоланту» Чайковского. Для меня, мальчика из Магнитогорска, это было сильное впечатление услышать в середине 90-х оперу вживую.

    Было, конечно, желание бросить, хотелось в футбол поиграть, не хотелось заниматься. Но для чего нужны папы — отец говорил мне: «Мы же с тобой договорились. Для мужчины — уговор дороже денег. Надо идти до конца». Мои родители всегда меня поддерживали, во всех начинаниях, но у нас в семье так принято, если ты чем-то занимаешься, ты должен довести это до успеха, дожать до конца. Если не получается, значит, плохо старался. Если будешь заниматься делом, оно всегда будет получаться. Одно из проявлений таланта — это трудолюбие.

    В Тамбов

    Это Моргунов доказал не только на своем примере. За несколько лет обычный оркестр обычной музыкальной школы, где преподает, вышел на профессиональный уровень. Его дети выступают наравне со взрослыми и гастролируют по Европе. Из холодного Магнитогорска в центр Черноземья Алексей перебрался неслучайно — приехал за педагогом. В Москве в нулевые учиться было дорого, а Тамбов славился своей музыкальной школой.

    — Я приехал к Андрею Александровичу Горбачеву, но учился у нескольких преподавателей. Алексей Иванович Артемьев увлек дирижированием. Оно раскрывает другие возможности. На балалайке я ограничен тремя струнами и диапазоном инструмента, в оркестре — практически ничем, — рассказывает дирижер.

    Концерт Чайковского для балалайки с оркестром

    Алексея Моргунова очень веселит мнение, что ансамбль народных инструментов — это только «Калинка-малинка». Говорит, это серьезная музыка. Здесь играют и Гершвина, и Рахманинова. Современные российские композиторы с удовольствием пишут для народных оркестров. В репертуаре липчан музыка для детей Ефрема Подгайца и взрослый Михаил Броннер. Автор «Легенды о граде Ельце» Александр Чайковский планирует написать для липчан концерт для балалайки с оркестром.

    — Распространенный миф, что филармоническое, академическое искусство — сложное. Когда плохо играют, это, действительно, сложно. Когда хорошо — это легко. Мало кто из людей, попробовав черную икру, сказал, что это гадость. Только продукт должен быть качественным. Даже музыку Моцарта можно испортить плохим исполнением. Российская публика готова воспринимать высокое искусство, но только когда играют на высоком уровне.

    Вперед и вверх Для Липецка Алексей Моргунов явился своего рода кризисным менеджером. Липецкий государственный оркестр народных инструментов переживал не самые лучшие времена: финансовый скандал, отставка худрука.

    Первой задачей для меня было вывести оркестр из пике, из депрессии. Нужна была реанимация. Сейчас оркестр уже звучит по-другому. И если еще год назад нужно было просто хоть что-то сыграть, сейчас переходим к вопросам интерпретации — удалось ли раскрыть произведение в том ракурсе, который нам диктует стилистика. И это бесконечная работа. Это как в спорте: Елена Исинбаева на каждом соревновании планку поднимала все выше и выше. И мы также на каждом концерте должны поднимать свой уровень. Задача искусства, как говорил Кандинский, постоянно двигаться вперед и вверх.

    Коротко и откровенно

    О свободном времени

    — Сейчас мой график настолько плотный, что нет вообще перерывов между занятиями музыкой: либо я дирижирую своим оркестром, либо гастролирую, либо веду занятия в институте, колледже, школе. Потом надо готовиться к репетициям, составлять партитуры и программы.

    О музыкальном образовании

    — Музыка — это не развлечение. Это один из способов познания мира, наравне с физикой, биологией и философией. Среди окончивших музыкальные школы количество преступников равно статистической погрешности. Такие дети понимают разницу межу добром и злом. У них нет дефицита внимания. Подросток, которому не хватает общения, приходит в музыкальную школу. А там своя компания в оркестре, хоре, там педагог, который с ним один на один общается минимум два часа. Кто из родителей столько внимания уделяет ребенку. Подростку бывает трудно высказать о своем, наболевшем — на универсальном языке музыки ты можешь излить душу в звуке.

    Об отдыхе  

    — Я не устаю. Я на репетиции оркестра отдыха от педагогической работы. В школе — от репетиций. Я переключаюсь. Меня немножко утомляют организаторские, менеджерские функции. А творческая работа — никогда. Я, правда, иногда кое-как доползаю до кровати. Но я не устал, просто силы кончились.

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх