«Посоветовали ждать, когда умрёт»: 17-летнего парня пытаются спасти после рокового селфи

  • Обсудить
  • В ночь на 4 июня два подростка в Белгородской области залезли на крышу локомотива грузового поезда, чтобы сделать селфи, пишет сайт bel.ru. Это едва не привело к трагедии: один из парней получил 25% ожогов тела, второй — с 70% ожогов тела — до сих пор не доставлен в специализированный ожоговый центр.

    Василию М. в феврале исполнилось 17 лет. Родом он из Красногвардейского района. Его мать умерла, отец находится в местах лишения свободы. Опекун Василия — 67-летняя бабушка, которая живёт в селе Советское. Молодой человек поступил в агротехнический колледж в Алексеевке. С друзьями снимал там жильё.

    Ночью 4 июня Василий и его друг гуляли на переходном мосту на железнодорожном вокзале в Алексеевке. Они сделали селфи на мосту, но снимок им не понравился. Ребята решили залезть на крышу локомотива грузового поезда, чтобы сделать фотографию получше. И их ударило током.

    Друг Василия получил 25% ожогов тела. Всё, что он вспомнил о случившемся, — яркая вспышка.

    Василий вернулся на съёмную квартиру в шоковом состоянии — в одних штанах, босиком, раздетый. Выпил много воды и потерял сознание. Друзья вызвали скорую. Врачи потом рассказали, что от машины до отделения юноша сумел дойти пешком.

    Это было в пять часов утра. Подростка отправили в реанимацию, ему нужно было оказывать срочную помощь. Как говорят врачи, делать это нужно в первые шесть часов. Но в Алексеевской районной больнице такой возможности нет — нужно было переводить в ожоговый центр.

    Врачи из Белгорода приехали в первый день. На обычной скорой, которая перевозит больных.

    — Я лично сама стояла, ожидала, когда они приедут. Потом ждала, когда они проконсультируют наших врачей. Мы прождали с 12 часов до полпятого вечера. Они просто развернулись и уехали, ничего не объяснив.

    Марина, сестра Василия

    По словам Марины, врачи утверждали, что Василий не жизнеспособный, потому что у него всё обожжено. Но после тяжёлых суток его состояние стабилизировалось. Он начал дышать сам, его отключали от системы жизнеобеспечения и возили на специальные анализы.

    — Но Новгород всё равно отказался его принимать, потому что для них уже поздно. Посоветовали нам просто смириться и ждать, когда он умрёт. Сказали, что «он у вас всё равно проживёт не больше двух суток».

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх