Липецкий суд рассмотрел «эхо» дела о раздавленном солдате

  • Происшествия
  • Обсудить
  • Фото:

    Минобороны попыталось засудить водителя БМП, который сбил срочника.

    Иск с необычными обстоятельствами рассмотрел Правобережный суд Липецка. Истцом выступило Минобороны, а ответчиком — мужчина, который насмерть сбил солдата-срочника на боевой машине пехоты (БМП).

    Судя по материалам дела, трагедия произошла еще в 2007 году. Мотострелковый батальон вышел на учения, и в один момент рядовой сменил штатного водителя-механика. Сев за руль, парень решил отклониться от маршрута и поехать по дороге и по полю. В итоге из-за травы и кустов он не заметил младшего сержанта, который «должен был выполнять норматив», но из-за «низкого контроля» уснул в окопе.

    Внутренняя проверка выяснила, что младший сержант погиб под колесами БМП из-за «низкой организации занятий», «нарушений требований безопасности», «низкого контроля за обучением личного состава». Еще тогда на водителя БМП завели уголовное дело, однако вскоре его закрыли из-за отсутствия состава преступления.

    Между тем брат погибшего подал иск к Минобороны о компенсации морального вреда. В 2017 году суд удовлетворил его требования, а в 2018 году армия выплатила родственнику призывника 1 млн рублей. Позже Минобороны решило взыскать эти деньги с водителя БМП.

    Адвокат ответчика настаивала, что он не виноват — вред был причинен не по его вине. Юрист сослалась на закон «О материальной ответственности военнослужащих». Рассматривая дело, суд пришел к выводу о невиновности рядового. Он «не предвидел и не мог предвидеть», что в окопе может находиться другой солдат.

    «По результатам проведенного следственного эксперимента, а также проверки показаний на месте с участием обвиняемого, установлено, что увидеть лежащего в окопе для стрельбы лежа, окруженного со всех сторон растительностью в среднем высотой 1 м, человека из кабины БМП-1, находясь на месте механика-водителя в походном положении не представляется возможным, — говорится в решении суда. — Помимо этого, [рядовой] после того, как увидел вблизи БМП-1 лежащего в окопе человека, не имел реальной возможности остановить боевую машину, и тем самым избежать наезда на [младшего сержанта], вследствие технических особенностей боевой гусеничной техники».

    Также суд учел, что рядовой сел за руль БМП по приказу командира, а его специальность — наводчик-оператор. Поэтому обязанность компенсировать моральный ущерб в данном случае лежит на Минобороны, а не на водителе, заключил суд.

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх