Леонид Милованов: «Без вертикали власти у нас невозможно работать. Нет в искусстве никакой демократии»

  • Культура
  • Обсудить
  • Художественный руководитель Государственного театра танца «Казаки России» рассказал о работе над премьерным спектаклем «Донская легенда».

    Государственный «Театр танца „Казаки России“» называют «Большим казачьим балетом». У «Казаков России» есть громкое имя, гастроли по всему миру, но Леонид Милованов берется за проект такой формы и масштаба, какого до него не делал ни один танцевальный коллектив в мире — он ставит фолк-спектакль «Донская легенда». Свое 25-летие «Казаки России» отметили грандиозной премьерой.

    — Леонид Петрович, как шла работа над спектаклем «Донская легенда»?

    — Нужно было найти команду. Я нашел. Это режиссер, художник по костюмам, композитор. Но у режиссера свой взгляд, у команды художников свой. Были споры. Без этого творческий процесс не обходится.

    — Формат спектакля «Донская легенда» сложился в результате таких споров или вы уже знали, каким именно он будет?

    — Все в процессе рождалось. Я планировал сделать спектакль длиной в один час. Но поняли, что такую легенду мы в один час не уложим. Отсюда уже пошли и трудности. Возможности были одни, а новый замысел все расходы увеличил. Я пошел на это и считаю, что правильно сделал.

    19-kazaki.Still003.jpg

    — Форма спектакля уникальна. Как будет правильным ее назвать — мюзикл, вокально-хореографический спектакль, народная драма?

    — Можно назвать фолк, от фольклора. Это синтез песни, танца и музыки. И это спектакль.

    — 25 лет «Казакам России», «Тихий Дон» у Шолохова, «Донская легенда» у вас. Почему именно эта донская казачья тема?

    — Казачество — это войско, которое в считанные минуты могло выступить в бой. Чтобы сейчас поднять армию — надо позвонить, бумаги написать, приказы подготовить. А казаки могли выступить немедленно — только колокол позвонил, только гонец сказал — уже вот они. Казак пахал с перекинутым через плечо ружьем. А Дон у нас течет. Я считаю, что у меня было моральное право взять эту тему. Мне не хочется делать что-то местечковое. А «Тихий Дон» Шолохова — это мировой масштаб. Вот это было интересно.

    Читайте также: Леонид Милованов: «В Англии в одного сэра мы шашкой попали. Хорошо, что ручкой, а не острием»

    — Как вы репетировали, изменился режим?

    — Мы титанически работали. По 10 часов в день.

    — Репетировали только «Донскую легенду»?

    — Иногда нас вырывали на концерт. Мы концертная организация и должны этот план тоже выполнять. Это, конечно, страшно раздражало и меня, и режиссера, и коллектив. Несмотря на все это, я думаю, мы справились. Все легло на танцоров, на ребят. Вся нагрузка, все нечеловеческие усилия. Но был творческий и эмоциональный подъем — они и плакали, и хлопали друг другу, и переживали.

    19-kazaki.Still004.jpg

    — А какое сейчас настроение, после премьеры?

    — Коллектив сразу почувствовал значимость свою и они поняли, что выросли на несколько голов. Они уже не те, какими были до этого спектакля. Они стали актерами, личностями.

    — Что было самым трудным в подготовке спектакля?

    — Трудным было то, что люди иногда ломались.

    — Уставали или ломались в буквальном смысле?

    — Буквально. Они делали что-то на полу, кто-то ногу подвернул, кто-то до крови, до мяса колено содрал. Все синие были, потому что там поддержки такие сложные, случалось, что не так приземлился, не так поднял.

    — Что в «Донской легенде» было принципиально новым для вас?

    — Классические балетные поддержки для ребят. Сложный синтез и балета, и народного танца, и модерна.

    — Сколько времени артист проводит в репетиционном зале?

    — В среднем 5-6 часов. Больные, с температурой приходят работать.

    — Вы строгий руководитель?

    — Когда как. И жесткий, и строгий, и выгоняю даже.

    — Это обязательно?

    — Да, жесткость обязательна. Без вертикали власти у нас невозможно работать. Нет в искусстве никакой демократии. Если будет демократия, будет бардак, будут все советовать, как правильно танцевать, как правильно петь (смеется). Есть только мое мнение. Не нравится — заявление на стол и до свидания.

    — Премьера прошла в Академическом театре драмы. А где дом Театра танца «Казаки России»?

    — Дома у нас вообще нет.

    — Получается, что вы «на коленке» сделали такой масштабный проект, без собственной базы? Вы его сейчас по всему миру покажете и вам некуда будет вернуться? А где вы репетировали, где вы все шили?

    — У нас есть маленький швейный цех, маленький танцевальный класс. У нас все в миниатюре. Я взял такой масштабный проект просто потому, что понимал: «Если не сейчас, то, когда?». Точно так же 25 лет назад создались «Казаки России» — если не сейчас, то и никогда.

    — Вы живете в Нижнем Казачьем. Вы специально выбирали место с таким названием?

    — Это Господь ведет. Я никогда не думал там жить, я никогда не думал, что буду делать «Казаки России», оно все как-то приходит само постепенно.

    19-kazaki.Still010.jpg

    — Я знаю, что вы получали благословление перед началом репетиций.

    — Казак без Веры не казак.

    — Даже трудно себе представить, что после такого масштабного проекта можно планировать что-то еще. А есть новая мечта?

    — Пока хотим насладиться результатом того, что получилось. Чтобы люди посмотрели. Плакали на спектакле многие, говорили потом, что нельзя так сердце рвать. А как иначе?

    Читайте также: Леонид Милованов пригласил Дмитрия Медведева в Липецк на спектакль

    Анекдот от «Казаков России»
    Гастроли в Москве. Сборный концерт вместе с ансамблем Моисеева, «Березкой» и хором им.Пятницкого. «Казакам» достается самое сложное — закрывать концерт. «Казаки» только с дороги, отдохнуть негде, вышли из автобуса и сразу на сцену. Концерт идет уже долго, публика полусонная. У «Казаков» три номера и 20 минут. Зал проснулся, начал шуметь и аплодировать. Занавес закрывается, все падают прямо на сцене от усталости. Мимо проходят моисеевцы и говорят: «Ребята, молодцы! Выступили здорово! Но чтобы у вас работать — никогда!!!».

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх