Жизнь, мечты и хор Игоря Цилина

  • «Газета первый номер» от 18 февраля
  • Когда мои московские друзья приезжают в Липецк, они требуют купить им билеты на концерт камерного хора, удивляются, что в родном городе он выступает редко, и постоянно повторяют: «Вы не понимаете, как вам повезло — у вас есть Цилин».

    Фамилия «Цилин» уже стала нарицательной: петь по-цилински. И названием определенного культурного этапа в жизни города — камерный хор Липецка так и называют «Цилинский хор».

    Художественный руководитель и дирижер Липецкого камерного хора Игорь Михайлович Цилин уже не просто человек, он символ и легенда Липецка. О нем самом можно складывать легенды.

    Вся его жизнь, на первый взгляд очень извилистая и противоречивая, на самом деле — прямой путь к главной цели: созданию одного из лучших камерных хоров России.

    НИ СЛОВА ПО-РУССКИ
    В Липецк Игорь Цилин приехал трехлетним мальчиком из маленькой деревушки Калининский участок, что затерялась в мордовских лесах — ее и на картах-то сыскать было трудно. Родители, как и многие в 60-е, кто поднимал новые города, приехали в Липецк. Он тогда был перспективным: много заводов и работы.

    — Мой отец Михаил Артемьевич и мама Маргарита Ивановна устроились на Трубный завод, где и проработали всю жизнь. Когда родители привезли меня в Липецк, я ни слова не знал по-русски, очень тосковал по бабушке и дедушке. Летом постоянно ездил к ним, в небольшую деревушку. Сейчас ее уже нет. Понятия не имею, откуда у меня тяга к музыке. Моя семья немузыкальная. Но как гласит семейная легенда, в нашей деревне любили вечерами собираться и петь под гармошку. И как только где-то начинали играть, я сразу бежал туда.


    НЕ ЗРЯ ЖЕ КУПИЛИ БАЯН
    В 10 лет Игорь Цилин по настоянию отца поступил в музыкальную школу № 5. Сам мальчишка особенного желания не испытывал. Но тут опять вмешался случай — или судьба. Когда Игорь учился в начальных классах, липецкий хормейстер набирал хор мальчиков, ходил по всем школам. Игорь учился в школе № 24, хор занимался в 44-й, там же было много музыкальных кружков. Чтобы сын зря не терял времени, отец купил ему баян.

    — Пианино было сложно купить, да и дорого, для моих родителей точно уж. Отец купил мне хороший баян — он стоил 200 рублей, по тем временам большая сумма. Хор просуществовал всего год. Все както заглохло. Отец сказал: «Иди в музыкальную школу, чтобы баян не стоял зря». Тогда конкурс в музыкальную школу был пять человек на место. Не то что сейчас: иди учись свободно.


    ДРУГ НЕ ПРИШЕЛ НА ЭКЗАМЕН
    Музыкальное образование помогло и в школе — был клавишником в ВИА (вокально-инструментальный ансамбль. — Прим. ред.). Даже думал поступать в Московский институт культуры. Но сдав один экзамен, резко передумал и пошел в армию.

    — Перед демобилизацией задумался, куда поступать. На баяне играть уже не хотел — перегорел. Идти в политехнический институт — не склонен. Педагогом — не хотелось. И тут один мой друг из школьного ВИА предлагает: пошли в музучилище. Нас попробовали на духовых инструментах — не понравилось. Он говорит: «Пошли на хоровое». Делать нечего. Но он не пришел на экзамен, а я поступил.

    НЕ ХОТЕЛОСЬ ХАЛТУРИТЬ
    Учиться на хормейстера Игорю Цилину понравилось. Правда, в это же время он заболел еще одной страстью — желанием самому писать музыку. Поехал даже поступать в Москву, но не сложилось. Зато сложилось в консерватории в Казани. Там ему даже предлагали учиться одновременно на двух отделениях: хоровом и композиторском.

    — На двух отделениях сложно учиться. На хоровом отделении у нас был преподаватель Семен Абрамович Казачков. Выдающаяся личность и очень требовательный педагог. Невероятно тяжело было у него учиться. «Хор» для нас был главным предметом.

    Халтурить не хотелось, поэтому учиться на двух отделениях не получилось. Перевестись на композиторское — что-то удерживало. В тот момент я даже и подумать не мог, что буду когда-нибудь руководить хоровым коллективом. Я одиночка.


    ПЕТЬ НАУЧИЛИ В ЦЕРКВИ
    Но руководить пришлось. Была возможность остаться в Казани, попробовать силы в Москве. Но судьба Цилина готовила для Липецка.

    Рождение сына все расставило на свои места. Молодая семья не стала покорять чужие города, решила обосноваться в родном Липецке, где Цилин возглавил академический хор. Это была середина 80-х — золотой закат самодеятельных коллективов города.

    — Только сейчас понимаешь, в какие невероятные времена мы жили. ДК НЛМК по своему уровню был сравним с филармонией. Да, это были самодеятельные коллективы, но очень высокого уровня: хор имени Мистюкова, театр Трескина, на его спектакли невозможно было попасть, билеты распродавались заранее, невероятно популярный ансамбль «Орфей». ДК давал очень солидные концерты.

    Тогда и понимание профессии музыканта было другим — у музыкантов была очень хорошая зарплата. В ДК у меня было полторы ставки, ставка 140 рублей. И еще 150 рублей я получал в церковном хоре.

    Я пришел в церковь в переходный момент: уже не запрещалось туда ходить, но духовная музыка для общества еще была закрыта. Сначала пел в хоре Казанского храма в Таволжанке (Грязинский район. — Прим. ред.), потом стал там регентом.

    Когда учился в консерватории, нам давали произведения Бортнянского, но там были слова про солнышко и птичек. «Всенощную» Рахманинова и «Литургию» Чайковского можно было услышать только в церкви. Со многими произведениями я познакомился именно в храме: узнал об Архангельском, Чеснокове. К тому же именно в церкви меня научили петь.

    В консерватории я учился на хоровом отделении, а не на вокальном, поэтому многих вокальных тонкостей не знал. Но если ты сам не понимаешь, как петь, то хору это трудно объяснить. В церковном хоре на практике я понял то, что знал только в теории.

    У НАС БОЛЬШЕ ЛЮБЯТ ТАНЦЫ
    Игорю Цилину было 35 лет, когда он понял: в Липецке необходимо создать профессиональный камерный хор.

    — Какое понимание о хоре у нас было тогда: одна песня о Родине, вторая — о Ленине, вот и весь хор. Это было начало 90-х. Уже был создан Липецкий симфонический оркестр, духовой оркестр.

    По идее, камерный хор мог и не случиться. Я пришел к тогдашнему начальнику городского управления культуры Татьяне Васильевне Минаевой. Удивительно, она поддержала меня. Хотя я знаю, ее отговаривали. Да и сейчас говорят: «Наши люди больше танцы любят».

    Поначалу было очень тяжело. Слава Богу, хватило сил перетерпеть. Никогда не забуду 1 апреля 2000 года: в ДК НЛМК мы даем концерт «Ave Maria», у остановки люди спрашивают лишние билетики. Потом был 2002 год, когда мы впервые выехали на международный конкурс «Хабанера-полифония»: зал на две тысячи мест, трансляция в прямом эфире, камеры вокруг нас летают как будто это чемпионат по футболу, и мы берем три первых премии, хор в двух номинациях и я как дирижер (впервые за более чем 50 лет существования конкурса Россия имела там такой успех. — Прим. автора). Еще были концерты в Литве. Сначала нас пугали, что к русским плохо относятся. Но когда мы давали последний концерт в Вильнюсе, зал встал и мы вместе пели «Подмосковные вечера». Был концерт в Рахманиновском зале в Москве, после которого подошла масса композиторов с просьбой взять их произведения.


    СЕЙЧАС ДЕФИЦИТ НАСТОЯЩИХ ПЕСЕН
    Правда, Игорь Михайлович предпочитает делать аранжировки самостоятельно. Говорит, современные композиторы никак не могут забыть творческий голод 80-х и продолжают писать духовную музыку, хотя слушателю XXI века, особенно в России, требуются песни. Сам написал для Липецка три песни. Одна из них звучала в поезде «Липецк» (отменен РЖД с декабря 2018 года. — Прим. автора). Другая, написанная к 300-летию Липецка, была исполнена камерным хором на День города в 2018 году под звуки салюта.

    — Мы пользуемся аранжировками молодых композиторов, но их не так много. Я сам делаю аранжировки советских и народных песен, которые все любят и помнят. Хоровая музыка — это не только духовная. Я вижу: слушателям нужны красивые мелодии, хорошие слова — настоящие песни, а сейчас в этом — дефицит.

    ХОТЕЛОСЬ ПОСЛЕ СЕБЯ ЧТО-ТО ОСТАВИТЬ
    Но дефицит не только в песнях, но и в самих исполнителях. Дирижеру хотелось бы, чтобы в хор стояла очередь.

    — У нас одна проблема — хор появился не благодаря, а вопреки, и продолжает существовать вопреки. У нас нет базы, как в Тамбове — нам некем обновлять хор.

    Жалко, что талантливые люди уезжают в Москву и Питер, потому что культура и искусство на последней строчке бюджета. Наши зарплаты в десятки раз меньше, чем те, что получают столичные коллективы.

    В следующем году Липецкий камерный хор отметит 25-й юбилейный сезон. Хотелось бы отпраздновать это событие большим хоровым фестивалем, чтобы в Липецк приехали те, с кем мы встречались на концертных площадках: коллективы из Тамбова, Москвы, Казани, Украины, Испании и Италии.

    Мне хочется показать, каким разнообразным, ярким и фееричным может быть хоровое искусство: представить и классику, и джаз, и народную песню.

    Когда я создал хор и мы начали выигрывать международные конкурсы, у меня была мечта, чтобы через 10 лет для моих хористов Липецкий камерный хор был основным местом работы, чтобы они не искали подработку и ни в чем не нуждались, но пока я не смог этого добиться.


    НАШИ ДЕТИ ОЧЕНЬ ТАЛАНТЛИВЫ
    Второй год Игорь Михайлович преподает. В школе искусств № 1 создали хоровую студию, где Игорь Цилин воспитывает новое поколение музыкантов, может быть, именно они станут вторым дыханием Липецкого камерного хора.

    — У нас, действительно, очень талантливые дети. И у меня на них большая надежда. Мы же, русские, только и живем надеждой.


    ДОСЬЕ
    Игорь Михайлович Цилин родился 15 февраля 1959 года.
    Окончил Липецкое музыкальное училище (хоровое отделение — класс Козловой) и Казанскую государственную консерваторию (класс профессора Казачкова).
    • Руководил хором мальчиков Дворца культуры профсоюзов, Академическим хором ДК Новолипецких металлургов.
    • С 1994 — года художественный руководитель и главный дирижер Липецкого муниципального камерного хора.
    • С 2017 года преподает в школе искусств № 1.
    • В 1999 году награжден знаком «За достижения в культуре», учрежденным Министерством культуры России. В 2004 году получил звание «Заслуженный артист Российской Федерации».
    • Имеет сына и дочь. Сын Максим окончил Казанскую консерваторию по классу фортепиано. Дочь Софья окончила музыкальную школу, но по настоянию отца получила высшее лингвистическое образование. Проходит стажировку в США. Успешно пишет песни.
    • В свободное время дирижер любит читать. В приоритете классика, философская литература и новинки современной художественной литературы.
    • В планах — участие в IX Платоновском фестивале, который пройдет в Воронеже с 1 по 16 июня.

    Текст: Наталья Горяйнова
    Фото: Сергей Паршин, из архива героя


    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх