Liebe – значит любовь (стр. 19)

  • «Газета первый номер» от 1 октября
  • В1977 году семь парней и девушек из дружественной Советскому Союзу ГДР приехали в Липецк, чтобы получить высшее образование. Среди молодых людей — высокий худощавый парень Лютц Кюнбергер, 19-летний студент из маленького городка Хильдбургхаузен. Он был настроен стать лучшим на своем курсе и был уверен, что через пять лет, получив диплом учителя физики, вернется в родную Германию. Он и представить не мог, что найдет свою любовь в Липецке и останется здесь навсегда.

    ХИЛЬДБУРГХАУЗЕН — ЛИПЕЦК
    Родители Лютца были интеллигентными и начитанными людьми. Отец всю жизнь занимался картографией, мама вела хозяйство и создавала уют. С детства Лютц проявлял способность к точным наукам, поэтому, когда узнал, что после школы его направляют на обучение в СССР, в качестве профиля выбрал физику.

    Чемоданы были собраны, билет в один конец куплен. Попрощавшись с родителями, молодой человек отправился в долгое путешествие. Первое яркое впечатление от России — Казанский вокзал в Москве. Немца родом из тихого городка поразила суетящаяся, вечно спешащая толпа. Из всей этой столичной сутолоки немецкая делегация отправилась в Воронеж на подготовительные курсы и уже оттуда на учебу в Липецк.

    ВСТРЕЧА В БИБЛИОТЕКЕ
    Когда началась учеба, Лютц, как прилежный студент, решил записаться в научную библиотеку. На контроле его встретила утонченная девушка из отдела искусств. В тот день она замещала коллегу и сама выписывала билеты новым читателям. Так вышло, что студенту в тот день нужно было попасть именно в ее отдел — в библиотеку Лютца привело желание послушать оперы Рихарда Вагнера. Ольга, так звали юного библиотекаря, проводила иностранца и помогла ему найти нужные пластинки.

    — С той встречи Лютц зачастил в библиотеку. Дорога в любой отдел для него теперь лежала через отдел искусств. Он всегда заходил поздороваться и поболтать со мной. Разговор иногда шел непросто, потому что Лютц плохо говорил по-русски. Но у него был очень милый и забавный акцент, в который было сложно не влюбиться, — вспоминает Ольга Сергеевна.

    Ольга познакомила иностранца со своими друзьями, помогла влиться в компанию. Оберегала от знакомых, почему-то считавших своим долгом научить немца паре-тройке матерных слов. Сдержанность и даже закрытость европейца совсем не мешали Ольге: с ней он был улыбчивым и разговорчивым. С каждым днем Лютц все лучше осваивался в новом городе и все больше привыкал к очаровательной сотруднице библиотеки.

    РУССКО-НЕМЕЦКИЙ БРАК
    Спустя два года общения и ухаживаний Ольга сказала «да» своему любимому немцу. Окружение девушки не одобрило ее выбор. Чего только не наслушалась невеста от «доброжелателей», пытавшихся отговорить ее от брака с иностранцем. Не в восторге от идеи были и родные Ольги.

    — Моим родителям было сложно принять зятя-немца. На работе мой выбор тоже вызвал много вопросов. Но мы никого не слушали. Просто очень ценили друг друга и хотели быть вместе, — говорит Ольга Сергеевна.

    В браке у пары родились две дочки — Аня и Дина. Вместе с девочками и женой каждое лето Лютц отправлялся в гости к своим родным в Германию. Русскую семью единственного сына родители приняли с большой любовью. Очень ценили невестку, души не чаяли во внучках. В течение всего года писали им письма, ждали каждой встречи. Сейчас родителей Лютца нет в живых и в родном городке у него остались только друзья. Но все равно он очень любит приезжать в Хильдбургхаузен, где все напоминает о его немецких корнях.

    РУССКИЙ НЕМЕЦ
    Постепенно русская культура становилась ближе и понятнее для немецкого парня. В чужой стране он смог сделать хорошую карьеру. В вузе его ценили за обязательность, умение держать свое слово — немецкие черты, которых так часто недоставало русским студентам. Окончив институт, он вернулся туда на следующий учебный год уже в качестве преподавателя физики.

    Когда казалось, что он привык ко всем особенностям менталитета, происходило что-то, выбивающее его из колеи. До сих пор Лютц не устает удивляться умению русских отлынивать от Германия и Россия. Немецкая сдержанность и широта русской души.

    Лютц Кюнбергер и Ольга Иванова. Разные культуры и характеры не помешали двум любящим людям создать крепкую семью работы. Например, он искренне не понимал, почему, отправившись на яблоки со студентами, его коллеги-преподаватели отдыхали, когда команда «работать» была дана всем. Лютц и сам не любит терять время, и студентов учит этого не делать. Завершив преподавательскую деятельность, он возглавил информационно-аналитический центр ЛГПУ. Здесь в полной мере проявились все его таланты. Разработать и внедрить электронную базу данных для университета? Легко! Составить расписание для всего вуза? С удовольствием!

    И все же жизнь в России внесла коррективы в суровый немецкий характер педагога. Лютц сам признается, что стал менее пунктуальным. Если остальные все равно опоздают, какой смысл приходить раньше?

    ДВА В ОДНОМ
    Русская и немецкая культуры крепко переплелись в семье Кюнбергеров. Важные праздники здесь всегда отмечали дважды: по католическому и православному календарю.

    — Мы с сестрой очень любили немецкие традиции. В России такого нет, но в Германии дети верят, что на Пасху приходит кролик, чтобы спрятать яйца. Пасхальным утром дети бегут в сад или перерывают весь дом в поисках яичных трофеев. Хоть мы уже и совсем взрослые, родители иногда устраивают нам такой праздник. Звонят и говорят: «Приезжайте скорее, кролик уже приходил!» — рассказывает дочка Дина.

    Смешение культур происходит и на кухне. Готовить любят оба супруга: Ольга, специалист по русской кухне, научилась делать штоллен — рождественский немецкий пирог. Лютц тоже не стоит в стороне: он, хоть и полюбил всем сердцем блины и борщи, частенько балует домашних традиционными блюдами из своего детства: особенно любит картофельный суп — с сельдереем, копченостями и разными специями.

    — Папа хорошо готовит, но делает все строго по рецептам, каждый продукт взвешивает. Не понимает, как русские могут добавлять ингредиенты на глазок. Для него формулировка «полстакана» — дикость. Ведь все стаканы разные, — смеется Дина. — Самое удивительное, когда он готовит без весов, получается не так вкусно, как когда все выверено до грамма.

    В дочках Лютца и Ольги проявляются поистине немецкие черты: ответственность, умение разложить все по полочкам, организаторский талант. Аня пошла по стопам отца, став учителем информатики, Дина вместе с мамой работает в библиотеке. Единственное, что в полной мере девушки не переняли от своего отца, как ни странно, это знание немецкого языка. Лютц никогда не заставлял дочек учить язык. Базовые знания у них есть, но до свободного владения пока далеко. Девушки знают: в любой момент они могут обратиться к отцу. Лучше любого репетитора он научит их второму родному языку.


    Текст: Анна Черкасова
    Фото: личный архив героев

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх